Приволжская новь
Общественно-политическая газета Приволжского района

На полках истории

Наш Яковлевский льнокомбинат закрыт, как бы ни было горько об этом сказать. Но его история никуда не делась, по крайней мере, хоть она-то жива. И переместилась на полки истории, а точнее, в архив. А если ещё точнее сказать, она и раньше была там, только об этом редко кто задумывался. Между тем, в архивах района хранятся многие и многие документы, касающиеся предприятия, информация из которых периодически публикуется в нашей газете.  Вот сегодня - ещё одна. По словам заведующей архивным отделом МКУ МФЦ «Управление делами» И.Н. Кудряшовой, эти документы увидели свет благодаря удачному случаю: в архив в поисках сведений о своём родственнике обратилась одна из жительниц нашего города. В результате исследовательской работы Ирины Николаевны, с полок хранилищ была снята целая большая подборка, датируемая 1918 годом. Всё это – списки работников Василёвской фабрики. Их много, они разные, и вполне могут послужить источником ценной информации.

На фото: территория предприятия

Бухгалтеры, счетоводы и…

мальчики


Всего 5 страниц в папке, озаглавленной «Списки служащих главной конторы за 1918 год», а сколько сведений! Фамилии служащих, их жалованье, плюс раздел «краткая характеристика», из которой можно узнать наименование должности, которую занимал работник. Вот с должностей и начнём. Кто же входил в состав главной конторы Третьей Костромской Республиканской мануфактуры (так тогда именовался комбинат), был основой основ предприятия в это сложное время?  Первым значится старший помощник главного бухгалтера, служащий с 1898 года Папакин Павел Иванович с жалованьем 1120 руб. Далее цифры жалованья идут по нисходящей, а значит, по нисходящей и значимость самих должностей.  У Виноградова Константина Андреевича  жалованье указано 960 рублей, он - помощник бухгалтера. Затем перечисляются другие помощники бухгалтера других отделов, многочисленные счетоводы (ответственные за отчётность, за кассу, «по учёту выработки товара и хроникёр по страхованию рабочих от несчастных случаев», «по учёту выпрядки пряжи», по учёту годового товара. Их жалованья уменьшаются до 600 рублей, но тут в списке снова «взлёт» - бухгалтер Московской конторы с 1905 года Сурин Ефим Иванович. Его жалованье выше всех – 1200 руб. Немного отстаёт от него «приказчик для особых назначений в Москве по исполнению заказов по техническому оборудованию фабрики и фабрики материалов от 1900 года» Шаблонов Иван Сергеевич, жалованье ему положено 850 руб. Но, наверное, самое интересное – в конце списка, где после машинисток и секретарей идут истопники, «мальчики при Главной конторе» в количестве 4-х человек (с жалованьем в 320 руб.), швейцар (480  руб.) и «пристав по отпуску нефти из резервуаров на Волге» (636 руб.).Что делали «мальчики»? Были на побегушках у маститых бухгалтеров и счетоводов, выполняли разные их поручения? На этот счёт есть такое пояснение: к примеру, Виноградов Александр Андреевич, «мальчик поступил в полотняную раздаточную контору и служил около 15 лет выполнял следующие работы: выдавал в размер пряжи на шпули, принимал от ткачей сработанный товар, отправлял в бельное отделение, паковал в кипы, делал соответствующие записи в книгах». Вот вам и мальчик! А работа-то у него была очень серьёзная! Со швейцаром, наверное, других толкований быть не может: его задачи оставались прежними с дореволюционных времён: открывать двери входящим и принимать их одежду.
В следующем списке работников, содержащемся там же, есть более подробная информация о них самих: указано образование, конкретное дело, которое они выполняли, и сколько им лет. У большинства работников записана «образовательная сельская школа», у кого-то 2 класса. Часть мужчин прошли первую мировую и вернулись на своё рабочее место.  Самому молодому работнику – Строганову Ивану Ивановичу в момент составления списка было 16 лет. Его должность - помощник конторщика ватерного отделения. В его обязанности входило ведение книг наличия прихода и расхода льняной материи. А поступил Иван на работу в 1914 году, в 14 лет. К слову сказать, подавляющее большинство названных в этом списке, были молодыми людьми: 28 лет, 21, 18, 17, 35, 26, 17 лет… Всего один человек был всех их старше – тот самый Виноградов А.А. Ему было 42 года. И что интересно, в дополнительных сведениях о нём сказано, что он после работы «мальчиком» закончил счётные курсы в Москве, и после этого пошёл на повышение: служил в главной конторе, вёл книги дебитовые и вексельные, занимался браковкой товара у ткачей, а в 1918-м году стал смотрителем мотально-паковочного отделения.  Значит, путь наверх не был ни для кого закрыт – учитесь, добивайтесь, растите профессионально!

Военнообязанные


Списков работников, подлежащих призыву на военную службу – великое множество. По-видимому, каждое предприятие было обязано их предоставить в соответствующее ведомство. Красивым почерком данные на рабочих и служащих расписаны по колонкам: фамилия, имя, отчество, звание, должность, с какого времени человек служит на предприятии, и ещё одна колонка, которая по-видимому, являлась главной: «на какой срок испрашивается отсрочка». То есть, смысл содержащегося в этих толстенных архивных папках материала сводится к одному: испросить для работников отсрочку от службы в армии.  Итак, все яковлевские работники имеют звание «крестьяне», все причислены к категории «ратники» (1 или 2-го разрядов), все должны выполнить свой гражданский долг – послужить в армии. Но без них пострадает производство!  Потому администрация предприятия пишет бесконечные письма  (с разными фамилиями работников). Текст приводится, чтобы подчеркнуть стиль письменного общениями между инстанциями и вникнуть в суть вопроса: «В Нерехтский уездный комитет по делам о предоставлении отсрочек по призыву в армию.
Вследствие отношения Уездного Комитета от 4-го сего февраля за № 111-м, при сём имеем честь препроводить 20 списков (в 4-х  экз. каждый) ратников 1 и 2 разрядов и новобранцев досрочного призыва 1917 года, родившихся в 1896-м году, имеющих отсрочку до 1 марта с/г, и имеем с тем покорнейше просить Уездный комитет о дальнейшей отсрочке до 1 августа с/г перечисленным в списках лицам, как необходимость для правильного хода работы в нашем предприятии, работающем предметы для Государственной обороны по контракту Военного и Морского Ведомств». Но по-видимому, испросить отсрочку получалось не всегда, или это было непростым делом. Потому правление Товарищества Яковлевской мануфактуры Василия Дородного Сыновья писало письма в следующие вышестоящие инстанции (примечание от редакции:  в папке за 1918 год вшиты материалы за 1916 и даже 1915 годы, т.е. это время первой мировой войны, и речь идёт о службе в царской армии, а не Красной).

Моталки и щипалки


В следующей папке содержатся фамилии членов правления, служащих и рабочих Василёвской фабрики и её подсобных хозяйств. Это уже 1920 год. Фабрика сменила название. Один из списков интересен прежде всего названием женских фабричных специальностей (профессией их назовёшь вряд ли). Среди «работниц женщин, взрослых, подростков и малолеток Льно-прядильной мануфактуры» (так озаглавлен этот список) значатся: щипалки (24 человека), кардовщики, ленточницы, раскладчицы, осматривальщицы, подметальщицы, банка-брошницы, чистилки катушек, ватерщицы (прядильщицы), разборщицы, ретирадчицы, съёмщицы, заправщицы, моталки, возчицы льна и очёса, чистилки пряжи, одна «мастерица» (в смысле мастер?)
Что, к примеру, делала банкоброшница?Нашёлся такой ответ, цитата  М.Шагинян в одном из очерков «Невская нитка» о процессе изготовления хлопчатобумажных нитей: «Из ленточного отделения лента переходит на шпульках к веселой говорливой машине, само название которой говорит о жизнерадостности: к банкаброшу.  Итак, банкаброш - это такая прядильная машина, которая может разбивать толстую хлопко-волоконную массу на более тонкие пряди или жгутики. -  Как верно заметила Мариэтта Шагинян, слово по-русски звучит весело, хотя означает вполне серьезные вещи и происходит от двух французских слов: banc (станок) и broches (спицы). Соответственно работница ткацкой или прядильной фабрики, которая обслуживала эту машину, называлась банка брошница. Значение слова «ретирадчицы» найти не удалось.
Интересны  имена  работниц. Агафья, Агрофена, Клеопатра, Клавдия, Таисия, Зиновья, Феодора, Павла, Парасковья и очень много женщин по имени Мария и Александра.

Элита


В этой подборке документов, в папке под названием «Список членов правления, специалистов и технических служащих Василёвской фабрики» можно найти сведения не только о работниках, составляющих элиту предприятия, но и сведения, касающиеся   технического вооружения: количество станков и их названия, например, жаккардовые станки системы «Вердоль», «Оливье», валики «Сумера»… Сегодня  эти названия, как и цифры нам ничего не скажут, но  фраза «Прядильная фабрика оснащена по последнему слову техники» всё ставит на свои места – Яковлевская мануфактура в целом являлась передовым предприятием того времени, а оно было сложным, переходным, от капитализма к социализму, и его славу составляло не только оборудование, но и люди. А они, естественно, остались прежними, такими, как были и до революции.  Назовём лишь тех, кто находился явно на передовых рубежах производства, от кого оно напрямую зависело. Это заведующие фабрик, руководители отделов, художники, закупщики льна... Это люди либо прекрасно образованные либо с большим опытом работы и личными выдающимися способностями. Без всякого сомнения, фабрика была их жизнью, и они были ей бесконечно преданы, какие бы времена ни стояли на дворе…
Назовём хотя бы некоторых из них. Заведующим льно-прядильной фабрики являлся Кочетков Алексей Васильевич. Образование у него указано домашнее, 23 года практики. Первым его помощником назван Иван Осипович Груздев. Его образование – уездное училище, заведующий льняными материалами – Михаил Николаевич Скачков, его образование – городское училище. Заведующий ткацкой фабрикой Александр Сергеевич Артёмов тоже получил домашнее образование (то есть элитное), рисовальную подготовку проходил по составлению ситце-набивных рисунков у И.И.Мотылева. На фабрику приглашён в 1880-м году на должность рисовального мастера по созданию скатерти и камчатного полотна. Его сын (по-видимому), Николай Александрович Артёмов, помощник ткацкого мастера «образование получил чисто специальное, закончил Московское прядильно-ткацкое училище». Есть и знакомые фамилии: Николай Авксентьевич Ильин – моделист-рисовальщик, чьё имя мы связываем с художественной мастерской Яковлевского льнокомбината советских времён. Он закончил Красносельскую художественную школу; отец и сын Солдатенковы из этой же когорты: Василий Иванович возглавлял художников фабрики, хотя сам имел за спиной лишь начальную школу, зато практики 34 года! Его сын – Николай Васильевич уже закончил художественно-ремесленную школу и 2 года учился в Строгановском училище. А вот Александр Васильевич Дороднов указан как консультант и главный руководитель по выработке товара. Про него сказано: «С 1866 года находился с основания фабрики В.Ф.Дородновым, директором своего предприятия по технически-коммерческой части». И ещё одна значимая фамилия (судя по характеристике) – Романовский Александр Арсеньевич, заведующий механическим отделением фабрики, член правления. Он – инженер-технолог. «Им были произведены все необходимы постройки: установлены новые паровые котлы, проложены подземные и наземные кабельные сети..., полностью переоборудовано водоснабжение станции». И жалованье его указано самое высокое – 2660 руб., а у Дороднова, к примеру – 1200 руб. 

Календарь

Февраль 2023
ПнВтСрЧтПтСбВс
  
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
     

Горячая линия

Единая дежурно-диспетчерская служба:

8-963-215-84-07 
4-19-06

Телефонный справочник